УПЦ, Храм Святого Равноапостольного Великого князя Владимира

Духовная литература

Страницы: 1, 2                                                         Следующая>>


Фрагменты из книги "Грехи родителей и болезни детей"


Фрагменты из книги "Грехи родителей и болезни детей" (книга выпускника Свято-Тихоновского Православного Богословского Института, врача-терапевта и медицинского психолога К.В. Зорина) - М.: Русскій Хронографъ 1991, 2002. - 192 с.


Благословение Душепопечительского Центра во имя святого праведного Иоанна Кронштадского
Духовник и руководитель Центра - иеромонах Анатолий (Берестов),
доктор медицинских наук, профессор


Грехи родителей и болезни детей


Предисловие

     Как и любую серьезную работу, эту книгу не назовешь легким чтивом, которым можно развлечься при скуке или «убить время» в транспорте. Эту книгу не прочтешь «залпом». Каждую ее главу надо «переварить», «примерить» на себя. Только тогда она принесет пользу. По милости Божией, автору удалось достаточно интересно написать о вещах трудных и многогранных. Видимо, очень выручило то, что он обратился к животрепещущим темам и не обошел стороной острые вопросы. Обилие конкретных примеров поясняет теоретические изыскания.
     Книга К. В. Зорина «Грехи родителей и болезни детей» ориентирована прежде всего на тех читателей, которые приходят к Богу не сердцем, а рассудком. Они пытаются критически осмыслить себя и прожитую жизнь, разобраться в духовных истоках собственных заболеваний и недугов своих близких. Очень многие из нас впервые обращаются к Богу, когда ухудшается наше собственное здоровье или здоровье наших родных. Болезнь подталкивает к переоценке ценностей и самопознанию. Особенно это касается болезни и смерти ребенка.
     Автор пишет о связи поведения родителей с состоянием здоровья детей, о страданиях ребенка в силу последствий родительских грехов.

Путь от греха к болезни

Креста для человека (т. е. очистительных страданий душевных и телесных) Бог не творит. И как ни тяжек бывает у иного человека крест, который несет он в жизни, но все же дерево, из которого он сделан, всегда вырастает на почве его сердца.

Преподобный Амвросий Оптинский1

     Когда говорится о взаимосвязи человека и болезни, надо помнить, что речь идет о человеке после грехопадения. Поэтому между нами и нашими недугами так или иначе стоит грех — виновник самой этой связи, духовный фактор болезни. Нередко «на почве нашего сердца» вырастают и корни страданий наших детей. «...Ибо извнутрь, из сердца человеческого, — поясняет Христос Своим ученикам, — исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство» (Мк. 7, 21-22).
   Сердце становится вместилищем греховных страстей по мере того, как отступает от Бога. О том свидетельствуют болезни, порожденные страстями, т. е. Недуги человеческого естества, отпадшего от Бога. Грех оскверняет нравственно и поэтому удаляет от нас Божественную благодать, как дым отгоняет пчел и смрад — голубей. В конечном счете именно разобщенность с Богом, расторжение благодатного общения с Ним лежит в основе нашего физического, психического и духовного неблагополучия.
     Повторим: во многих случаях можно проследить вполне земные, естественные механизмы, ведущие нас ко греху, а через него — к соматическому, психическому или духовному недугу. Но нередко эти пути завуалированы, опосредованы разными условиями, скрыты от человеческого взгляда. Знание того, каким образом грех приводит к болезни, — незаменимая информация для родителей, которые хотят воспитать здорового ребенка, и для специалистов, работающих с детьми.
     Итак, назовем некоторые механизмы, посредством которых грех порождает различные заболевания.

1. Стрессы

     Стресс — это особый (неспецифический) ответ организма на какое-либо неблагоприятное воздействие. Сейчас под стрессом понимают обширный круг состояний человека в ответ на разнообразные экстремальные воздействия среды. Стресс может оказывать как положительное, мобилизующее, так и отрицательное, дезорганизующее влияние. Он действует на уровне биологической клетки, ткани, органа и т. д.
     У детей и взрослых стрессы (в первую очередь хронические) повышают кровяное давление, увеличивают частоту сердечных сокращений, нарушают пищеварение, подавляют иммунитет, ослабляют мышление, снижают работоспособность, а значит, ухудшают самочувствие и ускоряют старение. Постоянно испытывать стресс — все равно, что мчаться на автомобиле, не нажимая на тормоза и не учитывая состояние дороги: авария неизбежна. Самыми опасными по праву считаются не физические, а психоэмоциональные стрессы. Их острие непосредственно направлено на нервную систему и, соответственно, провоцирует болезни «на нервной почве».
     Арабская притча гласит: некий странник повстречался с Чумой. Он спросил ее: «Куда ты идешь?» «Иду в Багдад, — ответила она, — чтобы уморить пять тысяч человек». Через некоторое время странник снова встретил непрошенную Гостью и упрекнул ее: «Ты сказала, что идешь в Багдад уморить пять тысяч человек, а уничтожила пятьдесят тысяч». «Нет, — возразила Чума, — я погубила, как и обещала, только пять тысяч. Остальные умерли от страха».
     Причиной стресса служат нервные потрясения, травмы, операции, неприятные разговоры и т.п. Если проанализировать стрессогенные факторы в свете веры Христовой, с позиций христианской морали, то в ряде случаев их первоисточником будет какой-либо грех. Не требует доказательств, что супружеская измена может привести к разводу, развод — к стрессу, а стресс — к болезни. Жизнь убеждает нас в этом довольно часто. Вот еще примеры.
     Марина, молодая женщина с тонкой ранимой душой, ценой невероятных усилий устроилась на престижную и высокооплачиваемую работу. Вскоре Марина забеременела. Все бы хорошо, да не «вовремя». Подруги, коллеги, родители настаивали на аборте. «Повремени, — советовали они, — а потом родишь». Женщина колебалась. После таких разговоров ее очень удручало неприятное чувство необъяснимой тревоги и вины, смутное ощущение надвигающейся опасности. Словно светлый ангел взывал к ее сердцу. Но на «чаше весов» перевесили материальная заинтересованность и карьерные соображения. И что же? Операцию сделали небезупречно: занесли инфекцию. Марина оказалась жертвой собственного аборта — своего смертного греха! Она была сломлена психически и морально. У нее развился постабортивный стресс — сильнейшие душевные терзания из-за угрызений совести. Работа стала не в радость.
     Научные исследования показывают, что властолюбивые люди подвержены «стрессу власти». Они излишне самоуверенны и жаждут управлять реальной ситуацией, но не в силах справиться с ней. Область их влияния значительно уже области их интересов и запросов. Отсюда - сердечно-сосудистые и желудочные заболевания2.
     Напротив, при слишком слабом контроле над событиями человек пассивен, слабоволен, малодушен, часто унывает. Он не способен воздействовать на ситуацию, даже когда она находится в сфере его влияния и интереса, и поэтому очень угнетен. Отсюда — депрессии, ощущение беспомощности, страха и беспокойства, снижение иммунитета и, как следствие, рост опухолей3.
     Очевидно, не только событие, как таковое, но и наше отношение к происходящему является источником стресса. Он ранит нас в первую очередь тогда, когда мы неправильно, не по-христиански реагируем на него. Зачастую так и получается:

грех  >>  стресс  >>  болезнь

     Из жития апостола Павла известно, как много тягот выпало на его долю. «Я каждый день умираю...» - говорил он о себе (1 Кор. 15, 31). Избиения, кораблекрушения, нападения разбойников, клевета, зависть, холод, голод, жажда — вот далеко не полный перечень апостольских скорбей (2 Кор. 11, 23-32). И тем не менее Бог утешал Своего избранника по мере того, как возрастали его страдания (2 Кор. 1, 4-5). На апостоле Павле сбылось слово псалмопевца: «При умножении скорбей моих в сердце моем, утешения Твои услаждают душу мою» (Пс. 93, 19).
     «Будьте в мире между собою... долготерпеливы ко всем... не воздавайте злом за зло; но всегда ищите добра и друг другу, и всем. Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите... Удерживайтесь от всякого рода зла», — заповедует апостол ученикам (1 Фее. 5, 13-22). Это душеспасительное наставление — превосходное лекарство от стресса.
     Если же мы реагируем на жизненные горести, вопреки совету апостола, без смирения и молитвы, то сами создаем питательную почву для стрессов. Смирение, конечно же, — не пассивность, не капитуляция. Наоборот, оно предполагает активную внутреннюю работу: покаяние, осмысление ситуации, переоценку ценностей и обращение к Богу с просьбой о помощи. Без этого устоять перед стрессом гораздо труднее и гораздо легче потерять душевное равновесие.

2. Внутриличностные конфликты

     Когда встает проблема выбора между «мне нравится» и «нельзя», между «я должен» и «не хочу», происходит борьба потребностей и возможностей, спор доводов «за» и «против». Это и есть внутриличностный конфликт. Его мотивы спрятаны глубоко в недрах личности.
     Блаженный старец Иосиф Афонский вопрошает: «Знаешь ли ты, каково, когда ты не искушаешь - тебя искушают? Ты не крадешь - у тебя крадут? Ты благословляешь - тебя проклинают? Ты милуешь - тебя обижают? Ты хвалишь - тебя осуждают? Приходят без причины, чтобы тебя обличить, постоянно звать тебя прельщенным - до конца жизни? А ты знаешь, что это не так, как они говорят. И видишь искушение, которое ими движет4».
     Но, несмотря ни на что, мы свободны в мотивах, в «помышлениях и намерениях сердечных» (Евр. 4; 12). Именно поэтому каждый сам определяет, как ему быть, и сам отвечает за свой выбор. «Возлюбил проклятие, - оно и придет на него; не восхотел благословения, - оно и удалится от него», - утверждает пророк Давид (Пс. 108, 17). По мнению преподобного Никодима Святогорца, к какому желанию наша личная воля склоняется, то и побеждает. «В этом и состоит вся невидимая наша духовная брань»5.
     Если возобладает голос совести, мы творим угодное Богу. По мысли родоначальника монашества, преподобного Антония Великого, богобоязненная душа непоколебимо стоит в своем добром намерении. Как коня, она обуздывает гнев и похоть - неразумнейшие свои страсти. И за то, что борется и укрощает их, удостаивается пребывания на небесах6.
     Человек же, движимый неуемной похотью и необузданным гневом, легко доходит прямо-таки до звериного состояния. Любой ценой он жаждет, добиться временных ложных удовольствий через злорадство, месть, пьянство и т.п. Согласно выражению апостола Петра, он поступает не по воле Божией, но «по воле языческой» (1 Пет. 4, 2-3). «Человек, который в чести и неразумен, - подчеркивает псалмопевец, - подобен животным, которые погибают» (Пс. 48, 21).
     Апостол Павел безошибочно диагностирует направление духовно-нравственного вектора личности, сопоставляя «дела плоти» и «плоды духа»: «...Ибо плоть желает противного духу, а дух - противного плоти: они друг другу противятся...» (Гал. 5, 16-24). «Помышления о горнем» и «мысли о земном» в корне различны (Флп. 3, 19-20 и Кол. 3, 2). От лица кающихся грешников апостол, вопиет: «Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю... По внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих» (Рим. 7, 19-23).
     Горький диагноз сему бедственному состоянию ставит блаженный Августин Иппонский: «...Одновременно желать и не желать - это не чудовищное явление, а болезнь души». Грех приковал душу к себе, и ей трудно встать. Ее поднимает истина, но тотчас отягощает привычка. И потому в нас два желания, однако оба не обладают целостностью: «в одном есть то, чего недостает другому»7. Расстроенность нашего внутреннего состояния ясно выражена в учении святителя Григория Богослова о «двух умах» в человеке. Первый - добрый «ум духа». Он следует всему нравственно прекрасному, идет к Свету, готов покоряться Христу, в Боге полагает надежду и искренне любит добродетель. Второй - злой «ум плоти и крови». Он влечет во мрак греха, согласен отдаться в плен дьяволу, увеселяется грубыми земными удовольствиями, своеволен и капризен8.
     Аналогично рассуждает о «двух волях» в человеке преподобный Иоанн Кассиан Римлянин. Одна заботится о спасении души, другая - стремится ко греху и лишь в нем находит удовольствие9.
     «Два ума» («две воли») действуют в нас, как два закона. Первый - «закон духа жизни», второй — «греха и смерти» (Рим. 8, 2). Оба борются за обладание человеком, внося разлад в его внутренний мир и беспорядочность (точнее вражду) в отношения между духовными, душевными и телесными потребностями. Иерархия последних перевертывается «с ног на голову». Рельефно очерчивая симптомы раздвоения воли, святые отцы объективно показывают человека заложником непрестанной внутренней борьбы.
     Таким образом, наша личность буквально разрывается от постоянной сумятицы и перенапряжения. Ведущую роль в поддержании накала внутриличностных конфликтов играет неразумная (бессознательная) сила души. Помимо ее неумеренных запросов, мы испытываем еще два вида искушений - от соблазнов окружающей обстановки и от козней демонов. «...Человецы плоть носяще, и в мире живуще, от диавола прельстишася», - слышим мы в священнической молитве перед Таинством Исповеди10.
     Опираясь на святоотеческую традицию, преподобный Иустин (Попович) заключает: «Сознание - это маленький островок в океане человеческого существа. Волна какой бы то ни было страсти моментально заливает его своими разрушительными волнами. И только тогда человек чувствует, как мало он утвердил, углубил, примирил, укоренил свое сознание в Господе Христе»11.
     Невозмутимый внутренний мир, укрощающий пламя страстей, - дар Божий. «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам... Да не смущается сердце ваше и да не устрашается», — говорит Христос (Ин. 14; 27). По завету преподобного Серафима Саровского, «стяжи дух мирен, и вокруг тебя спасутся тысячи».
     Состояние междоусобицы смыслов и ценностей личности отражается не только в богословской, но и в художественной литературе. Как часто мы можем с горечью повторить строки из Гете:

Ах, две души, две жизни, две любви,
Живут во мне, враждуя меж собой!
Привязана ко злу одна из них
И грубые ей милы наслажденья;
Чужда другая радостей дурных
И высшего исполнена влеченья12.

     В драме «Фауст» есть стихи, блестяще комментирующие упомянутые писания христианских авторов:

Ты верен весь одной струне
И не задет другим недугом,
Но две души живут во мне,
И обе не в ладах друг с другом.
Одна, как страсть любви, пылка
И жадно льнет к земле всецело,
Другая вся за облака
Так и рванулась бы из тела13.

     И, наконец, сошлемся на лирику знаменитого русского поэта Ф. И. Тютчева. В стихотворении «О вещая душа моя!» он рисует душу «жилицей двух миров», пульсирующей «на пороге как бы двойного бытия»:

Пускай страдальческую грудь
Волнуют страсти роковые –
Душа готова, как Мария,
К ногам Христа навек прильнуть14.

     Особый взгляд на внутриличностные конфликты - в классическом психоанализе. В целом построения Зигмунда Фрейда далеки от христианской антропологии. Отечественный мыслитель С. Л. Франк справедливо отзывается о них как о философски бледном и примитивном «сексуальном материализме»: «Психоанализ философски не справился с тем кладом глубинной душевной жизни, который он сам нашел»15. Русский философ Б. П. Вышеславцев видит главную ошибку 3. Фрейда в том, что он придал сексуальному инстинкту исключительное положение и абсолютно приоритетное значение, сведя к нему все человеческое, у всех людей и во все времена16.
     Однако, отвергая псевдонаучные, атеистические и мифологические концепции ученого, не будем пренебрегать его новаторскими исканиями и лжесвидетельствовать на его детище. Творчески усвоим полезные уроки.
     С точки зрения 3. Фрейда, человек является вместилищем трех начал (слоев)17. Первый мы совершенно не осознаем. В нем как-то отмечается прошлый опыт, биологические желания и бессознательные переживания. Это - огромная часть личности, некое «оно» («ид»), нам неизвестное и оказывающее на нас колоссальное влияние. «Оно», включает в себя три главных влечения-инстинкта: либидо (половое влечение), эрос (инстинкт жизни) и танатас (инстинкт смерти). Влечениями называются пограничные образования между душевным и телесным, которые «представляют» в психике импульсы, возникающие в недрах организма. Три инстинкта формируют потребности, побуждающие к поиску наслаждений (прежде всего - сексуальных и агрессивных).
     На океане бессознательного («оно»), словно земная кора на бушующей лаве, держится сравнительно узкий второй слой. Это - сознательное, наше «я» («эго»). 3. Фрейд сравнивал «я» со всадником, который тщетно пытается обуздать лошадь («оно»), несущую его в бездну инстинктивных влечений. Всадник на бешеном коне пытается сохранить свое господствующее положение, но вынужден считаться с настроением и бегом лошади.
     Третий слой - «сверх-я» («супер-эго»). Это — нормы, навязанные обществом и культурой. Благодаря им человек поступает вопреки инстинктивным потребностям, подавляет и регулирует их. Совесть, самонаблюдение и формирование идеалов — три функции «сверх-я».
     Удовлетворению потребностей «оно» противостоит моральный контроль «сверх-я», а примирением их через достижение компромисса занимается механизм приспособления к реальности в структуре «я». 3. Фрейд рассматривал «я» как «несчастное существо», служащее трем господам и потому подверженное тройной угрозе: со стороны внешнего мира, притязаний «оно» и строгости «сверх-я». Агрессивные и сексуальные запросы «оно» делают сознание своим рабом. Чувственные вожделения, не взнузданные разумом, придают поступкам характер «животности», вплоть до скотоподобия.
     Итак, по 3. Фрейду, единая человеческая личность раздроблена на две враждебные, непрерывно конфликтующие части. Аналогия со святоотеческим учением о внутриличностной борьбе очевидна. Аналогия, конечно же, - не тождество. Но по сути атеист 3. Фрейд негласно признал, что писания христианских подвижников в конечном счете научно оправдались. Он обнародовал для светского мира то, что не составляло никакой тайны для мира христианского, приоткрыл завесу над скрытой язвой, издревле разъедающей человеческую личность.
     Внутриличностные конфликты - увы, повседневная реальность. Трудно не ответить злом за зло, «обратить к обидчику другую щеку». И ныне есть Дмитрии Карамазовы, готовые из-за сумасшедшей ревности убить своих отцов, но в последний момент удерживающие руку от кровопролития. И ныне есть неистовые отцы, прожигающие жизнь в разврате и люто ненавидящие своих детей. Но как тогда, так и теперь, по афоризму Ф. М. Достоевского, «Бог борется с дьяволом, и поле битвы - сердце человека».
     Столкновение между желаемым и действительным не проходит бесследно. Оно способно «потопить» человека, как айсберг корабль: чем сильнее «удар», тем острее начинается и протекает заболевание. Эмоциональные конфликты негативно отражаются на функциях различных органов и их систем. К примеру, раздражительность, гнев преимущественно нарушают работу сердечно-сосудистой системы; ипохондрия, печаль, чувство одиночества - желудочно-кишечного тракта18. По мнению православных психиатров Д. А. Авдеева и В. К. Невяровича, в основе неврозов зачастую лежит несмирение личности в конфликте с собой или обществом19.
     Отечественный психотерапевт М. Е. Литвак пишет: «Один после конфликта плачет навзрыд, рвет на себе волосы (истерия), другой горюет (депрессия), третий тихо и бесплодно пережевывает ситуацию, мечтая отомстить обидчику (навязчивость) и при этом никак не может отвлечься и заснуть (бессонница), а потом чувствует усталость, быстро утомляется (астения), становится раздражительным (гипсрстеничсская форма астенического синдрома)»20.
     Внутренние конфликты настолько «поглощают» внимание, что человек нередко ведет себя рассеянно, несобранно, теряет ориентировку. Например, выйдя из кабинета начальника и продолжая мысленно «воевать» с ним, рискует оказаться на проезжей части дороги и попасть в автомобильную катастрофу. Конфликты идут рука об руку с неврозами, травмами, а также с алкоголизмом и наркоманией. Не секрет, что для снятия душевного напряжения многие люди прибегают к алкоголю, наркотикам или нервно курят. Со временем отстать от этих пристрастий все труднее. Примечательно: в XX веке уровень алкоголизма поднялся в 40,4 раз, а неврозов - в 40,6 раза. Поразительное сходство!21
     Представим следующую ситуацию: человек, страдающий хроническим алкоголизмом, после лечения смог отказаться от своего пристрастия. Однако тяга к спиртному сохраняется. Он обуздывает ее усилиями воли, убеждает себя, что надо выполнять рекомендации врачей, беречь здоровье, заботиться о близких. Но стоит хотя бы раз позволить себе «расслабиться», как происходит срыв и очередной запой.
     И у наркоманов наблюдается состояние внутренней раздвоенности. Они понимают, что воровать нехорошо, но желание получить «кайф» или избавиться от «ломки» толкает их на все новые и новые преступления.
     Внутренние конфликты ослабляют иммунитет, а следовательно, устойчивость организма перед инфекционными и онкологическими заболеваниями.
     Яркий пример того, каким путем грехи родителей вызывают у детей психосоматические расстройства, - происхождение бронхиальной астмы. К ней приводят аллергические, инфекционные и психосоматические факторы. Корни бронхиальной астмы могут лежать в заблокированных, нереализованных стремлениях к признанию и вниманию окружающих, в неумело подавленном сексуальном влечении, в противоречии между желанием завоевать доверие и страхом перед этим.
     В детстве такому больному мать часто отказывает в заботе, участии и ласке (слишком раннее лишение «материнской среды»). Ребенок, еще нуждающийся в родительской опеке, реагирует на недостаточное внимание обостренным чувством беззащитности. Дитя подавляет его, всеми способами старается усилить чувство привязанности. Мать же, стараясь сделать ребенка независимым, добивается обратного: обостряет чувство беззащитности и привязанности к ней. Связанный с астмой конфликт называют «сдерживаемым (безголосым) плачем ребенка». Обычный плач еще более отчуждает и без того не принимающую ребенка мать. И тогда обездоленный ребенок, чтобы нерасплакаться и вызвать хотя бы жалость у бессердечной и холодной матери, напрягает мышцы живота, шеи и диафрагму. Он сдерживает рыдания и поэтому начинает задыхаться22.
     Отсутствие слез не дает выплакать горе, снять душевное напряжение, эмоционально разрядиться. Ученые считают, что между плачем и выходом из экстремальных состояний существует глубокая связь. Наряду с потом и выдыхаемым воздухом, слезы освобождают организм от токсинов. Анализ слез позволяет ставить диагнозы и регулировать прием лекарств. Исследования химического состава слез, вызванных сильной эмоциональной встряской, показывают, что в них находятся биологически активные соединения. В слезах же, возникших по другим причинам (например, при резке лука) этих веществ нет. Плач - нормальная реакция, и удерживать его вредно для здоровья. Однако это, конечно, не означает, что плачущего, особенно страдающего астмой, не следует успокаивать и утешать23.
     Подчеркнем: именно грех матери (педагогически и психологически неграмотное воспитание) - виновник данного недуга ребенка. Болезнь удалось бы не допустить, если бы исполнялся совет апостола Павла: «...Не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали» (Кол. 3, 21), «но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем» (Еф. 6, 4).
     У астматических больных с течением времени наступают выраженные изменения эмоциональной сферы (тревожно-подавленное настроение, усталость, паника перед возникновением приступов и т. п.). В свою очередь, отрицательные эмоции обостряют приступы. Кроме того, симптомы астмы вызываются неастматическими факторами (кошмарные сновидения, тревога, глубокая печаль, страх и т.д.). Они — не причины астмы, но провоцируют ее. Постепенно приступы обостряются, что играет существенную роль в случаях внезапной смерти от астмы (удушье при спазме бронхов).
     Еще один характерный пример почерпнем из нашей обыденной жизни. Физически крепкая жизнерадостная женщина тридцати трех лет долгое время лечилась по поводу различных соматических отклонений (затрудненное дыхание, тяжесть в животе, учащенное сердцебиение и пр.). При дополнительном обследовании выяснилось, что ее жалобы напрямую зависят от неблагополучной семейной ситуации. В восемнадцать лет пациентка забеременела и хотела выйти замуж за своего любимого. Однако, уступив давлению властных родителей, она сделала аборт и стала супругой другого человека, на ее взгляд, слабого и скучного.
     Недавно в душе этой женщины снова разгорелся острый конфликт между собственными желаниями и совестью. Досада за себя, горестные воспоминания и чувство вины всколыхнули израненную душу. Эмоциональное перенапряжение резко ухудшило состояние здоровья. На фоне внутреннего конфликта затрудненное дыхание переросло в приступ удушья, а учащенное сердцебиение - в аритмию с кардиофобией (страхом умереть от остановки сердца).
     Горькое наследство Адама, внутренние противоречия усугубляются нашими личными проступками. Заглянем же в собственную душу и согласимся с блаженным Августином Иппонским. В своей «Исповеди» он безжалостно обличает себя и кается перед Богом: «Причиной моей испорченности была ведь только моя испорченность. Она была гадка, и я любил ее; я любил погибель; я - любил падение свое; не то, что побуждало меня; к падению; самое падение свое любил я, гнусная душа... ищущая желанного не путем порока, но ищущая самый порок... Жизнь, которой мы живем здесь, имеет свое очарование: в ней есть некое свое благолепие, соответствующее всей земной красоте... Ради всего этого человек и позволяет себе грешить и в неумеренной склонности к таким, низшим, благам покидает Лучшее и Наивысшее, Тебя, Господи Боже наш, правду Твою и закон Твой»24.
     Резюмируем все вышесказанное в виде простой схемы:

грех  >>  внутриличностный конфликт  >>  болезнь

Духовная литература

Страницы: 1, 2                                                         Следующая>>

УПЦ, Храм Св. Владимира, 2002-2006